englishtochka





Обучение онлайн

Уроки онлайн | "Cкоростные" уроки английского | Грамматика английского языка | Разговорники | Download | Личный опыт | Библиотека | Каталог ресурсов| Английское телевидение онлайн


Личный опыт

 

Мой опыт изучения английского языка

История моих отношений с английским языком — история длинная, полная расставаний, возвращений, бурных страстей и периодов мирного затишья. История незавершенная — ни счастливой свадьбы, ни трагической гибели кого-либо из участников пока не произошло.

Школа

Училась я в самой обычной подмосковной школе. Вернее, в двух обычных подмосковных школах — сути дела это не меняет, количество в качество в данном случае, увы, не переходит. Образование наши подмосковные школы дают среднее во всех смыслах этого слова. Может быть, поэтому, а может быть, потому что именно мне не повезло, первые четыре года изучения английского иначе как ужасом назвать нельзя.

Иностранный язык мы начали изучать в пятом классе. Нас разделили на группы — половина класса отправилась учить английский, половина — французский. Оказаться в английской группе было престижно и почетно, французскую группу все втихаря жалели: да, не повезло, кому он сейчас нужен, этот французский?

Полгода (да-да, две четверти) мы читали значки транскрипции английских звуков. «Французы» на первом же занятии выучили несколько нехитрых диалогов вроде «Кес-ке-се? — С эт юн пом» и страшно перед нами воображали. С фонетикой у меня проблемы до сих пор, но транскрипцию я понимаю отлично. В третьей четверти нас наконец-то допустили до учебника. До учебника, по которому училась еще моя мама — советского такого зеленого учебника, с девочкой Леной и мальчиком Петей в главных ролях. Он казался нам безумно сложным. Еще бы, там надо было пересказывать целые тексты из нескольких предложений. Французы к тому времени уже сами составляли топики. Вопрос «кому не повезло?» зазвучал несколько иначе.

Школа. Продолжение

В шестом классе меня перевели в другую школу, где ситуация была сравнительно лучше. Но только сравнительно.

Там я впервые узнала, что у английских глаголов бывает прошедшее время. О том, что есть еще какое-то продолженное, я узнала через год и то почти случайно. Present Perfect вгонял меня в беспросветную депрессию: ничего кроме «Перфект используется для обозначения действия, если у нас налицо результат этого действия» учительница сказать не могла, а мое детское сознание не могло подняться до такого уровня абстракции.

Класс в новой школе тоже был разделен на две группы — на сей раз обе английские. Учительницы двух групп отчаянно конкурировали между собой: каждая пыталась доказать другой, что лучше знает, как преподавать язык. В ход шла организация праздников, подписка на журналы, количество контрольных. Наконец конкурентка придумала беспроигрышный ход — перевела группу на английские учебники. Кембрижское издательство, две цветные книги формата А4 в глянцевых обложках, учебник и рабочая тетрадь, уровень Intermediate. С картинками. Из тех учебников, по которым занимается все прогрессивное человечество — у нас они казались чем-то инопланетным. «Ах так! — подумала моя учительница, — а мы тогда тоже! На Кембриджские учебники! Со следующего полугодия! А чтоб вы нос не задирали — мы сразу Upper-Intermediate возьмем! Обгоним и перегоним!». Тот факт, что к Upper-Intermediate группа была банально не готова, никто не учитывал. Мы не понимали даже того, чего от нас требовало задание в учебнике, не говоря уж о том, чтобы это задание выполнить. Сложная лексика вводила в ступор. К тому же я по-прежнему не понимала ничего про Present Perfect.

Курсы

К девятому классу неожиданно встрепенулся папа: «Девке 14 лет, замуж пора выдавать, а она английского не знает! Ну-ка, мать, найди курсы, да получше». Откуда папа пронюхал, что английского я не знаю — до сих пор загадка, ибо оценки я приносила отличные по всем предметам без исключения. Мама ткнула пальцем в первое попавшееся объявление, и судьба моя решилась. Три раза в неделю мне приходилось ездить в центр нашего уездного города на курсы.

Курсы были дороговаты для нас, но, скажу честно, они того стоили. Меня протестировали, определили в группу Pre-intermediate (для тех, кто может уверенно сказать «My name is Masha» и «Yesterday I went for a walk with my friends») и отправили покупать учебники — Headway, такие же большие и красивые, как в школе. Только в отличие от школьных, в этих намного чаще попадались знакомые слова.

Преподаватель по имени Алистер был родом из настоящей Англии. Невысокий молодой и очень улыбчивый паренек совсем не говорил по-русски. Нет, живя в России, он, конечно, пытался учить русский язык, но не еще не достиг того уровня, чтобы им пользоваться и на занятиях не применял его принципиально.

Он не ленился раз за разом повторять нам одно и то же в разных выражениях, рисовать схемы, показывать картинки, прыгать и жестикулировать — лишь бы мы поняли. От нас, впрочем, требовалось не меньше — не используя русских слов выразить свою мысль так, чтобы ее понял Алистер.

И мы друг друга понимали!

Курсы дали мне очень много: я стала уверена в том, что в случае необходимости объяснюсь с любым англоговорящим человеком на любую тему.
Кроме того, я наконец поняла, что такое Present Perfect. Ну и заодно увидела, что английская грамматика — вовсе не хаотическое чудовище, к которому с какой стороны не подойди — сплошные зубы, шипы и когти (каким нам ее пытались представить в школе), а вполне логичная система. Как и любая грамматика, впрочем. Зубрежки при изучении языка избежать невозможно, но понимать, что ты зубришь, совершенно необходимо.

Но курсы все же были дороги, и на следующий год родители решили, что не стоит тратить огромные деньги, если по таким же учебниками занимаются в дешевом учебном центре по соседству. В учебном центре, с русскоговорящей преподавательницей и группой из двадцати оболтусов, которых родители решили обучить английскому, за целый год мне удалось достичь только одного — не забыть все то, чему меня учил Алистер.

Подготовка к университету

Школа заканчивалась, на горизонте маячило поступление в университет.

На сей раз мы решили не распыляться на курсы, где учат всему понемногу, а целенаправленно пойти на подготовительные курсы при выбранном факультете.

Теоретически решение было верным, но сложности подстерегали нас и тут. Много лет экзамен по английскому на мой факультет был устным. Нас начали готовить по отлаженной системе, когда вдруг появилась новость — все экзамены в университете решено проводить письменно. И наш экзамен по английскому — тоже. В какой именно письменной форме, правда, не уточнили. Разрабатываем, дескать, форму экзамена, привлечены специалисты, перед экзаменом все скажем. Мы ловили любые слухи, которые могли до нас долететь, и в соответствии с ними строили занятия. То нам обещали письменный перевод — и мы переводили туда и обратно предложения. То аудирование — мы аудировались. То эссе. К июню, наконец, приемная комиссия определилась. Экзамен должен был быть в июле. Сроки поджимали.

Мы нашли репетитора с факультета, которая за несколько занятий взялась подготовить меня к требуемой форме экзамена. Первым делом она выдала мне журнал The Economist и указала на статью. «Сейчас ты ее прочитаешь и ответишь на вопросы". "Но я же половину слов не понимаю!» — взмолилась я. «Но вторую-то половину понимаешь? Посмотри на вопросы и подумай, в какой части текста могут содержаться ответы». Со следующим заданием — постановкой пяти типов вопросов к предложению — дело обстояло примерно так же: смысл громоздкого предложения с непонятной лексикой от меня ускользал, но я с легкостью научилась определять, где в предложении подлежащее, где сказуемое и какие вспомогательные слова нужно использовать при постановке вопроса.

Репетитор смогла научить меня правильно читать даже очень сложные тексты — выделять ключевые слова, понимать структуру предложения и понимать, какой частью незнакомых слов можно пренебречь, а о чем — догадаться по контексту.

Университет

Так получилось, что в университете английский я не учила (учила испанский, но толку от этого оказалось не очень много) и прямых столкновений с ним пыталась избежать — скорее всего, по причине собственной лени и нежелания брать на себя большую ответственность. Память о слабой школе оказалась слишком живуча. Работодателям я заявляла, что буржуинских языков я не знаю и работать с ними не желаю, мне бы с русским чего-нибудь. Все интересные мне книжные новинки рано или поздно оказывались переведенными на русский. За границей прекрасно объяснялась с помощью самых простых слов, жестов и хлопанья глазами.

Английский тем не менее постоянно присутствовал в моей жизни: то во мне вдруг просыпалась сознательность: нехорошо, думала я, совсем забывать язык — и я бежала на какие-нибудь курсы, чтобы через пару месяцев их бросить; то друзья присылали ссылку на какой-нибудь англоязычный сайт; то начальник вдруг говорил «А ты английский хорошо знаешь? Плохо? Ну все равно — вот тебе статья, прочитай и разберись там, что к чему и как нам это использовать». Стиснув зубы, читала и разбиралась.

Приводить знания в порядок пришлось быстрыми темпами перед вступительным экзаменом в аспирантуру. Готовилась к нему я самостоятельно. Ну, почти самостоятельно.

  1. Грамматику вспоминала с помощью всем известного учебника Мерфи. Брала учебник Мерфи, карандаш и проходила юниты один за другим. Объяснение материала у Мерфи — понятней некуда. То, что оно не на русском — даже плюс, потому что не приходится каждый раз перестраиваться с одного языка на другой. А простые упражнения вдалбливают каждое правило прямо в мозг.
  2. Навыки чтения отрабатывала с помощью газеты «The Moscow Times» (и каждый раз удивлялась, что прекрасно понимаю, о чем там написано).
  3. Для тренировки устной речи брала друзей, знающих английский, и обсуждала с ними то, что вычитала в Moscow Times. Черт с ними, с ошибками, главное было научиться вовремя вспомнить нужное слово.

Во время подготовки к экзамену я удивилась  — оказывается, я вполне неплохо знаю английский. Экзамен я сдала на «отлично».

Финал

Теперь передо мной новая цель — сдать TOEFL. Получить, наконец, бумажку, подтверждающую, что все мои многолетние мучения были не зря и я могу именоваться человеком, знающим английский. Не в последнюю очередь для того, чтобы доказать это самой себе и не больше никогда не бояться этого страшного английского.

В подготовке к TOEFL я решила довериться профессионалам, и снова в моей жизни появились курсы. Два раза в неделю я беру с собой толстый учебник и иду практиковаться в чтении, написании эссе, аудировании и разговорной речи.

Пожелайте мне, что ли, удачи :)

Наталья Киселева
апрель, 2007

Курсы английского языка в BKC-ih
Сеть школ с Мировым опытом!