Статьи Топики Разговорник Библиотека

Аналитика

Обсудить в форуме

Читаем длинные английские предложения (методика «схватывания» грамматической структуры)

Читаем или расшифровываем?

Многим преподавателям и репетиторам приходится часто наблюдать, как вместо чтения текста кто-то упорно его расшифровывает, мучается с каждым предложением и остается неуверенным в том, что правильно понял смысл прочитанного.

Я говорю сейчас даже не о тех, кто выбирает ошибочный путь чтения – перевод предложения «слово за словом», независимо от того, насколько важно каждое из них для понимания предложения: входит ли оно в грамматическую основу или является более чем второстепенным. Этот путь чтения заведомо мучительный и ненадежный. Слова в предложении – это не октябрята, построившиеся по росту, и не список работников компании, где имя каждого работника расположено настолько выше, насколько выше занимаемая им должность. Как раз в том, «кто тут главный», и нужно разобраться при чтении.

Конечно, с точки зрения смысла второстепенный член предложения может оказаться самым главным. Например, предложение «Я очень люблю ее мужа» не может быть адекватно понято без слова «ее», которое на самом деле является второстепенным членом предложения. Однако у смысла обычного и смысла грамматического – разные сферы влияния, и в этих сферах свои «главные» и свои «второстепенные». Грамматика своими силами периодически пытается как-то помочь главному по смыслу слову и как-то выделить его на фоне остальных, например, поставить его на первое или последнее место в предложении, сравните: «Ее мужа я очень люблю», «Очень я люблю ее мужа». Однако это помогает в понимании оттенков смысла, а вот в умении понять общий смысл предложения на иностранном языке это помогает редко. Для того, чтобы спокойно читать по-английски, всё равно придется когда-нибудь – умышленно или не нарочно – научиться отличать грамматическую основу от всего, что к ней прилагается.

Но даже у тех, кто уже умеет «разбирать» предложения, находя в них грамматическую основу и переводя ее в первую очередь, возникают сложности с чтением. Длинные английские предложения с незнакомыми словами рассыпаются на части, и читающий наполовину угадывает, наполовину выводит смысл, который так и норовит ускользнуть и часто остается приблизительным.

И перед читающим встает выбор: или читать текст, улавливая примерное содержание, или разбирать каждое предложение, терпеливо и скрупулезно расставляя по местам слова, выясняя, какое из них от какого зависит. Конечно, в результате и в том, и в другом случае читатель со временем будет все больше читать и все меньше «расшифровывать» предложения. Другими словами, он начнет все больше «чувствовать» язык.

Сначала ему не нужно будет искать грамматическую основу: она станет «высвечиваться» сама собой. Потом точно так же начнут «высвечиваться» зависимые слова. И – в конце концов – вся грамматическая структура предложения будет как на ладони, как план дома или карта города. Даже тогда, когда в предложении будет масса незнакомых слов, многое станет ясно, так как будет уловлен его грамматический смысл. Но к этому нужно идти и идти.

Что такое грамматический смысл?

Что значит уловить грамматический смысл? Это значит — понять тот смысл предложения, который почти не зависит от значения слов. Поясню эту мысль на примере.

Напомню многим известное предложение, придуманное академиком Л. В. Щербой: «Глóкая кýздра штéко будланýла бóкра и кудрЯчит бокрёнка». Несмотря на то, что все слова придуманы автором и их значения мы заведомо не знаем, нам многое понятно: речь идет о трех живых существах, два из них (бокр и бокренок) находятся в родственных отношениях, и некая куздра что-то делает с ними, причем разное.

Точно так же мы можем понять предложение, почти полностью состоящее из местоимений, как, например, в стихотворении Андрея Чебышева:

Как-то кто-то у кого-то
Где-то что-то утащил.
И его за это кто-то
Чем-то больно колотил…

Фактически мы знаем здесь, кроме местоимений, только два слова: «утащил» и «колотил». Но в то же время грамматика подсказывает нам сюжет.

Поэтических экспериментов, построенных на «отделении» грамматического и морфемного смысла от «словесного», не счесть.

Оказывается, грамматический смысл предложения может вполне «отделиться» от смысла словесного. И совсем не обязательно, читая предложение, расшифровывать одновременно и грамматику, и непонятные слова. Можно прочитать предложение, «схватить» его грамматический смысл, увидеть в целом его грамматическую структуру, а уже потом «посадить» туда, как птиц на ветки, значения незнакомых слов. На самом деле опытный читатель текстов на иностранном языке именно так и читает. И каждый, кто много читает по-английски, когда-нибудь придет к этому.

Но ведь всегда хочется приблизить эти «когда-нибудь» и «в конце концов». Как можно помочь себе быстрее научиться видеть и «схватывать» грамматическую структуру предложения?

Методика

Конечно, сначала нужно составить представление о грамматике и систематизировать свои знания.

Если вы с недоверием относитесь к изучению грамматики, представьте, что грамматические правила – это правила игры, которые соблюдают слова, рассаживаясь в тексте по своим местам.

Итак, в чем же, собственно, состоит методика обучения «схватыванию» грамматической структуры?

Сначала, как уже настойчиво напоминалось, нужно прочитать предложение и найти грамматическую основу. Прежде всего, внимательно посмотрите на сказуемое и определите его границы. Английское сказуемое может двоиться и троиться, быть разбросанным в предложении, важно не упустить все его составляющие: “Have you ever been really loved?” (Были ли вы когда-нибудь по-настоящему любимы?)

Когда вы нашли грамматическую основу, не спешите ее сразу переводить: словесный смысл помешает вам увидеть грамматическую конструкцию «в чистом виде». Нам надо отделить грамматический смысл, то есть увидеть и опознать его, собрать в один цельный образ все те смыслы, которые несут в себе грамматические формы. Наша задача – научиться не просто определять, например, время, наклонение, залог, лицо и число, а видеть смысл грамматической конструкции в целом.

Для того, чтобы представить себе грамматическую структуру предложения, можно пойти несколькими путями. Можно, например, рисовать значки для подлежащего, сказуемого, союзов, предлогов и т.д. Безусловно, это поможет пониманию предложения и научит грамматически смотреть на читаемый текст. Но, во-первых, это скучно, а во-вторых, так грамматику трудно «удержать». Этот подход слишком формален, смысл абстрактной схемы тяжело «схватить».

Другой путь – попытаться понять грамматический смысл. Здесь возможны как минимум две методики.

Во-первых, можно попытаться «сложить» грамматические значения.
Возьмем для примера такое предложение: “A curious bit of evidence about the dog’s domestication was provided by the linguist Nikolay Marr.”
Это предложение может показаться запутанным и вызвать сложности.

Но давайте постараемся сложить вместе все те грамматические значения, которые «подсказывает» текст. Начнем, конечно, с грамматической основы. Даже если мы не знаем значения слова “to provide”, мы легко можем понять, что что-то было сделано, причем это «что-то» было одно. На это указывает форма глагола “to be” (was). Это «что-то» обозначено сочетанием “a bit of evidence”. Грамматика (предлог “of”) подсказывает нам, что речь идет о части чего-то. Таким образом, грамматическая основа сообщает, что часть чего-то была сделана.

Второстепенные члены предложения сообщают нам, что это часть была «какая-то» (“curious”) и была сделана кем-то (“by the linguist”).
Предлог “about” подсказывает, что часть была «о чем-то»…
Теперь сложим эти значения и получим: «какая-то часть чего-то о чем-то была сделана кем-то».
Если подставлять значения слов, мы получим законченный смысл предложения.

Правда, у этой методики есть существенные недостатки. Во-первых, она уже требует достаточно хорошей подготовки, а во-вторых, она ведет к умению «разбирать» и переводить предложения, но не вырабатывает навыки автоматического чтения.

Конечно, можно идти и по такому пути: подставлять вместо опознанных членов предложения местоимения или глаголы общего смысла типа “do”. Например, читая наше предложение, можно так заменить грамматическую основу: “Something was done”. Но это не наделяет образ конкретностью. Грамматика все равно в любой момент может оторваться и улизнуть. Такой общий смысл может быть не воспринят как образ, и ваше внимание пройдет мимо, так и найдя ничего нового и не «пощупав» образ грамматической формы еще раз. Такая абстракция может растаять даже на этапе дальнейшего чтения предложения, ведь она ни к чему не привязана.

Остается одно. Населить грамматическую структуру другими героями: привычными, простыми и, желательно, приятными. Эти слова настолько очевидны, их написание или произнесение настолько не мешает и не останавливает на себе, что это фактически условные значки, только наполненные смыслом. Например: “A poem was written”. Теперь грамматический смысл и отделен от предложения, и привязан к конкретному образу, он никуда не денется и не ускользнет.

Далее, не переводя грамматическую основу, можно попытаться увидеть другие грамматические смыслы и немного «одеть» предложение. Мы уже не боимся запутаться и потерять смысл основы: ее грамматический смыл разделен с предложением, но «сидит на поводке», привязанный совсем к другим словесным образам.

В идеале можно постепенно сочинить предложение, почти полностью совпадающее по структуре с читаемым:

“A poem was written by the poet”. – “A piece of a poem was written by the poet”. – “A big piece of a poem was written by the poet”… “A big piece of a poem about cat’s song was written by the poet Alex”.

Однако выстраивать предложение полностью совершенно не обязательно. Достаточно выстроить его основную часть, куда будут входить слова грамматической основы и зависимые слова. То же можно проделывать со сложными запутанными определениями или обстоятельствами.

Получившееся предложение или его отрывки должны содержать только хорошо известные вам слова, которые не будут мешать вам заниматься созерцанием грамматической структуры. Чтобы не мучить фантазию, заранее определитесь, про кого вы будете сочинять. Например, когда я помогаю понимать предложения и грамматические структуры, я всегда сочиняю про собак и кошек. Когда я работала учителем русского языка в школе, я давала очень много заданий на придумывание предложений для иллюстрации какого-нибудь правила. У меня на этот случай был запасен портрет Розового Кролика, который я выставляла перед классом. Подразумевалось, что у этого кролика есть друг Дракоша. И тот, кто на уроке не испытывал особого писательского вдохновения, не мудрствуя и не выдавливая из себя предложения про столы и ручки, писал про Кролика и Дракошу.

Прием дублирования фрагментов предложения поможет вам научиться отделять, чувствовать и видеть грамматический смысл и узнавать его в новых предложениях. Постепенно многие конструкции вам расхочется дублировать, так как смысл уже не будет нуждаться в конкретных образах. Абстракция насытится образами и примерами и будет узнаваться как образ и смысл.

При чтении сложных предложений дублируйте не только грамматическую структуру, но и структуру всего предложения, обращая внимание на союзы и союзные слова, которыми связаны предложения.

Например, для понимания общей структуры предложения “A curious bit of evidence about the dog’s domestication was provided by the linguist Nokolay Marr, who always had various insane ideas about the world” достаточно предложения “A bone was eaten by a dog, who lived in our house”.

«Отстраняя» грамматику от слов, вы таким образом учитесь мыслить грамматически и минимально зависеть от того, насколько знакомая лексика в том тексте, который вам нужно прочитать и понять.

Дополнительным приемом может быть следующий: прочитайте предложение, закройте текст и постарайтесь продублировать грамматическую основу (или грамматическую структуру всего предложения) по памяти. Так вы приучите себя обращать внимание на структуру предложения сразу, во время чтения.

Прием дублирования грамматической структуры предложения можно использовать не только как упражнение, но и как помощь при «распутывании» сложных предложений незнакомой для вас тематики. Это, например, относится к начинающим переводчикам специальной литературы. Предложения специальных текстов могут быть перегружены придаточными предложениями и зависимыми словами, а незнакомая терминология и далекое от переводчика содержание – уводить от понимания предложения. В этом случае бывает иногда полезно принять узуфруктуария за щенка, а его право на голосование, которым он не воспользовался, – за мячик или косточку. Тогда вы сможете привязать грамматический смысл, и, по крайней мере, опорная структура от вас уже не убежит.

В заключение давайте все-таки переведем то достаточно сложное предложение, о котором мы так много говорили: “A curious bit of evidence about the dog’s domestication was provided by the linguist Nokolay Marr, who always had various insane ideas about the world”. Калькированный, то есть пословный, перевод может звучать так: «Любопытный кусок доказательства о собачьем одомашнивании был предоставлен лингвистом Николаем Марром, который всегда имел различные безумные идеи о мире”. Вариант литературного перевода может быть таким: «Любопытное доказательство одомашнивания собаки предоставил лингвист Николай Марр, известный своими оригинальными идеями».

 

 

 
 
Нужен письменный или устный перевод?

Просто наймите профессионалов!

Обращайтесь за
услугами переводчика в бюро переводов
"Норма-ТМ"