englishdom    
Все для тех, кому нужен английский язык!

Статьи Топики Разговорник Библиотека

Аналитика

Приручите язык через артикуляцию

Обсудить в форуме

Я знакома с английским языком в течение 22 лет, и 12 из них я помогаю другим его изучать. Своим ученикам любого возраста я даю исходные установки, которые, надеюсь, будут небезынтересными и для читателей study.ru.

Язык - единое живое целое

При изучении языка и при обучении языку я исхожу из мысли, что язык - живое существо, приживающееся там, где оно нужно, где его любят. Этот образ поначалу кажется моим ученикам странным и не имеющим отношения к успешному изучению языка, однако затем представление языка как живого существа очень помогает. В первую очередь, я объясняю, что пока язык в учебниках и тестах, он распадается мозаикой, знания о нем тихонько сидят по углам и делают вид, что их нет. Язык нужно приручить.

Конечно, больше всего язык будет рад, если на нем будут говорить. Например, в условиях языковой среды проблема приручения языка гораздо менее актуальна. А вот в условиях отсутствия языковой среды нужно очень постараться, чтобы изучаемый язык не был мертвым и не распадался на правила, таблицы и упражнения.

Но, видимо, есть возможности в какой-то степени приручить язык и до говорения или чтения текстов в оригинале. Такая сверхзадача - приручение языка - помогает мне объяснить многие мои требования и задания, кажущиеся ученикам бессмысленными, сложными или преждевременными.

Во-первых, ученики, представляющие себе приручение языка как главную задачу, гораздо легче и быстрее переходят к самостоятельному говорению, используют каждую возможность, чтобы что-то сказать. Любая изученная фраза, начиная с "How do you do" и заканчивая изучаемыми пословицами и поговорками, идет в ход. Ученики стараются говорить, как и когда могут, и язык, действительно, начинает приживаться.

Во-вторых, этот образ, становящийся постепенно менее странным и более понятным, заставляет, элементарно, больше заниматься самостоятельно и не "забрасывать" язык. Представьте себе живое существо, и, если Вы заинтересованы в его приручении, Вы не отложите самостоятельное занятия с ним на следующий день и не сделаете задания кое-как.

Наконец, при помощи этого образа языка как живого существа легче объяснить связи между разделами языка.

Следишь за фонетикой - улучшаешь грамматику, следишь за грамматикой - улучшаешь произношение

Как известно, в изучении языка есть несколько стандартных разделов: таких, как грамматика, лексика, фонетика и т.д. Очень часто на коллективных и индивидуальных занятиях приходится наблюдать, что ученики уделяют внимание фонетике только при выполнении фонетических упражнений, грамматике - грамматических, лексике - лексических и т.д. Многие ученики возмущаются, когда преподаватель, например, требует при выполнении грамматического задания следить за произношением так же, как при выполнении фонетических упражнений; или при свободном общении следить за грамматикой. В таких случаях ученика очень легко поправить, но очень трудно убедить самому следить за собой, и нет никакой гарантии, что на самостоятельных занятиях требование "следить за всем сразу" будет выполняться.

Я стремлюсь с самого начала занятий настроить учеников на то, что связь между разделами языка гораздо живее, нежели это может показаться. Язык-то не знает, что его разделили на части. Он - единое живое целое. Он либо есть, либо его нет. Поэтому язык невозможно осваивать частями и разделами. Для языка естественно существовать только "сразу целиком", не "хромая", например, на фонетику, лексику или аудирование.

Многие полиглоты говорят о том, что одни языки они изучают для общения, другие - для чтения, третьи - потому, что им нравится мелодика речи, и язык притягивает их своим звучанием. То есть, фактически, они говорят о разных уровнях изучения языков, об овладении разными пластами, разделами языка. Но не будем забывать, что у полиглотов свои отношения с языками. Они, скорее, используют "часть" языка, обучение же языку происходит все-таки в комплексе: через поэзию девятнадцатого века, ради которой они учат французский, через магию мелодики, ради которой они учат испанский, через причудливость словообразования, ради которой они изучают немецкий, язык принимается как целое.

Живые связи между "разделами" языка дают о себе знать, когда игнорирование одного из разделов тормозит овладением другими разделами, и, наоборот, овладение одним разделом влечет за собой совершенствование в других.

Чтобы убедить своих учеников в этом и чтобы нагляднее показать язык как живое существо, как единое живое целое, я рассказываю показательные случаи о себе и своих учениках.

Письменное общение восстановило и улучшило произношение

Наиболее убедительным для меня стал мой собственный опыт "восстановления" произношения. После долгого перерыва в общении на языке мне пришлось очень много переписываться с американцами, не произнося ни слова вслух, зачастую даже не узнавая, как звучат новые для меня слова. Через год этой письменной, довольно унылой и рутинной, работы и после трехлетнего перерыва живого устного общения мне было необходимо вновь разговаривать на английском. И коллегам, и мне самой было очевидно, что за время моего письменного общения на языке мое произношение значительно улучшилось. Язык, приживаясь во мне через живую письменную речь, не мог прижиться частью, и устная речь стала более артикулируемой и даже интонационно адекватней английской речи.

После занятий фонетикой "начали вспоминаться слова"

Обратный канал - приручение языка через фонетику - я всегда использую на занятиях с учениками любого возраста.

Очень характерным мне кажется случай с молодым человеком, окончившим школу, поступившим в университет и пришедшим ко мне, чтобы научиться не хуже однокурсников переводить технические тексты. Первое собеседование показало, что до технического перевода нам далеко: плавно снижая планку при тестирующем опросе, я добралась, наконец, до алфавита и выяснила, что ученик мой точно не знает, как читается буква "F". Кроме того, ему никто и никогда не объяснял, как произносятся английские звуки. Не буду долго распространяться о качестве образования, которое получил мой медалист, скажу только, что уроки английского языка он посещал регулярно, выполнял задания и имел пятерку в аттестате. Это было важно для меня, так как мне нужно было знать, начинать ли обучение языку с нуля или запускать методику "восстановления" пассивных знаний. Ведь за девять лет сидения в классе и бездумного выполнения упражнений должно же было что-то отложиться. Это аморфное "что-то" нужно было только выудить на поверхность.

Молодой человек был сообразительным и горел желанием научиться методике перевода, чем мы для начала и занялись, попутно выясняя, какие пассивные знания есть у нас в распоряжении. Знаний было плачевно мало. Все было смутно, путано, "happy" и "help" значили приблизительно одно и то же, а именно - то ли "заяц", то ли "дом"; что такое сказуемое, молодой человек представлял в общих чертах, а именно - что "такое в предложении есть"; а главное - резали слух русские звуки, да еще грассирующий [р]. Молодой человек упорно не хотел даже попробовать произнести что-нибудь, похожее на английский звук.

Наконец мне удалось убедить его начать "приручать" язык через фонетику, так как результат наших занятий равнялся только расстройству, и молодому человеку ясно было, что нужно предпринимать что-то радикальное.

Я рассказываю именно об этом случае, так как мой ученик сам через несколько занятий фонетикой заметил, что у него "начали вспоминаться слова". Конечно, дело было еще и в том, что мы брали язык штурмом со всех сторон. Но улучшения после занятий фонетикой были настолько очевидными, что сомневаться не приходилось: мы приручали язык через артикуляцию английских звуков. Нельзя изучать "часть" языка - в данном случае, грамматику и лексику. Язык живой и не делится на части. "Хромая" на фонетику, он не "дается" и грамматически, и лексически.

По мере того, как юноша, шаг за шагом, привыкал к английскому произношению, перестали путаться слова, при переводе незнакомого текста значительно повысился процент знакомых слов, стали легче говориться примитивные конструируемые фразы.

Юношу не учили произносить английские звуки - это было одной из причин распадения получаемых знаний о языке; английские звуки начали артикулироваться - это стало одним из каналов овладения языком.

Изучение произношения помогло легко писать сочинения

Такой путь припоминания, восстановления языка через фонетику я наблюдала неоднократно. В том числе большое впечатление в этом смысле на меня произвел двенадцатилетний школьник, изучавший английский язык по оксфордским программам, по пять-шесть часов в неделю индивидуально. Когда я познакомилась с ним, его пассивная база была огромной, но при этом он совершенно не мог говорить. Ни сказать, как зовут братика, ни рассказать, какое у него любимое животное, он не мог. Он был трудолюбивым, со светлой головой и ясной, цепкой памятью, но был не в состоянии сконструировать примитивное предложение.

Первая причина заключалась, конечно, в самой методике: учебники были рассчитаны на автоматическое воспроизведение конструкций, в программе просто не было места самостоятельному говорению. Видимо, и его педагоги не отступали от этой программы. Второй причиной, я уверена, была "неприрученность" фонетики. Мальчик тоже не был обучен английской артикуляции. (Я не перестаю этому удивляться: многие преподаватели вообще игнорируют фонетику, их ученики произносят английские слова русскими звуками, как если бы они изучали латынь).

На первых занятиях, пока я знакомилась с мальчиком и думала, что предпринять, я начала разговаривать с ним на английском и требовать того же в ответ, но элементарные фразы получались у него с таким трудом, что у него опускались руки. Разница между пассивной базой и реальным ее воплощением была огромной. Оперативно активизировать ее могла только языковая среда, которой у нас не было. Когда ребенок перестал меня стесняться, мы начали обычные процедуры по овладению английскими звуками. И это ему далось с легкостью. Как только появились более или менее правильно артикулируемые английские звуки, он начал легко сначала конструировать, а затем более или менее естественно говорить. Что особенно показательно, он начал легко писать сочинения, хотя, казалось бы, письменная речь никак не зависит от произношения.

Простой прием улучшения всех знаний

На занятиях - и коллективных, и индивидуальных - с учениками любого возраста я неотступно слежу за правильной артикуляцией, прошу произносить одну и ту же фразу несколько раз, даже если это мешает ходу занятия, сбивает и раздражает. При этом как таковых фонетических упражнений я практически не использую - только на самом первом этапе, до момента, когда звук начинает "получаться". Отчужденная от языка фонетика мне кажется такой же неестественной и бесполезной, как говорение на английском русскими звуками.

Постепенно мои ученики привыкают к английской артикуляции и сами контролируют себя. Я им объясняю, что это нужно не столько для того, чтобы у них было "правильное" произношение, сколько для того, чтобы "приручить" язык, не отпускать его. Этот несложный, хотя и кропотливый труд дает возможность хотя бы на примитивном, начальном уровне "впустить" язык и освоить его. Да и при овладении языком на более серьезном уровне, по моим наблюдениям, фонетика играет одну из ключевых ролей.

Это чрезвычайно важно на занятиях с малышами, особенно с не пишущими по-русски малышами. Попытки воспроизведения мелодики речи, произнесение английских звуков - это первое, с помощью чего малыши активно принимают иностранный язык.

Малышам я объясняю, что, если не произносить звуки правильно, язык обидится и не будет учиться, уйдет, и ничего не будет получаться. Язык скажет: "Раз вам не нравятся мои звуки, раз вы не хотите научиться их произносить, значит, я и сам вам не нравлюсь". Взрослым, не привыкшим к такой образности, говорю, что фонетика и мелодика языка - канал, по которому язык будет "поступать" и приживаться.

Связь фонетики с другими разделами языка - только один из примеров

Конечно, связь фонетики со всеми остальными составляющими языка - это только частный пример. Не менее важны, например, специальные занятия, посвященные метафорике иностранного языка, то есть изучению переносных значений слов.

И малыши, и взрослые легче воспринимают грамматику после разборов переносных значений слов, допускающих совершенно иные переносные значения, нежели аналогичные русские слова.

Я часто, например, советую просто читать англо-русский словарь и сравнивать переносные значения английских слов с переносными значениями аналогичных русских слов. То, что слово "росомаха" значит в английском языке "обжора" и совсем не значит "неряха" производит обычно сильное впечатление и заставляет присматриваться к языку, принимать его как что-то другое, особенное, интересное, живое.

 

 

 
 
Нужен письменный или устный перевод?

Просто наймите профессионалов!

Обращайтесь за
услугами переводчика в бюро переводов
"Норма-ТМ"